Емельян Пугачёв у нас не был?

Емельян Пугачёв никогда не был не только на территории нашего района, но и в Закамье вообще!

Читаю про восстание Емельяна Пугачева, и даже как-то обидно становится за родные края. Обидно потому, что мы плохо знаем историю своего района.

Имя башкирского героя Салавата Юлаева знакомо сегодня почти каждому ребёнку, едва переступившему школьный порог. И даже тот человек, который хоть раз побывал в Салаватском районе республики Башкортостан, увидел, как местные жители гордятся своим героем: по дороге везде указатели «Здесь жил Салават» , «Здесь родился Салават»,  » Пещера Салавата» и т.д. ! А что у нас? Спроси любого из нас, кто такой Уразметов, Енгалычев? Наш народ сегодня не знает ни то что биографии и подвиги, но даже полных имен своих героев. Таких, к примеру, удостоившихся наравне с Салаватом бригадирского звания в армии «государя Петра III», полковники Юсуф Енгалычев, Абдулла Туктаров, Аит Уразметов и десятки других предводителей отрядов. В деревнях Лениногорского района очень часто приходится слышать: «Здесь был Пугачёв», «Отсюда он прошел на Казань». Но никто не знает, как всё это происходило. Как свидетельствуют исторические документы, Емельян Пугачёв никогда не был не только на территории нашего района, но и в Закамье вообще. Путь крестьянского вождя от Оренбурга до Казани был не прямым, а окружным и очень долгим.

В наших краях действовали одновременно с отрядами Мустафина, Давыдова и Уразметова ещё и отряды восставших крестьян Черьняева, Попова. Вообще осенью 1773 года у нас действовали более 10 отрядов общим числом 15 тысяч человек, в их распоряжении было 30 пушек. Все отряды имели единое согласие и взаимную помощь. Самым сильным был отряд Юсуфа Енгалычева. Начав свой поход из под Бугульмы, он действовал по всему югу Татарстана . В деревнях Енгалычев собирал народ, читал им указы и манифесты Государя Петра III на русском и татарском языках, разорял помещиков и попов, расправлялся с противниками Пугачёва, поднимал людей на борьбу против социального и колониального гнёта, всей феодально крепостной системы.

Одним из предводителей отрядов был полковой старшина Аит Уразметов уроженец деревни Старо-Иштеряково нынешнего Лениногорского района. Будучи жителем села Старый Иштеряк, он надеялся на помощь земляков. Сводный отряд восставших под руководством Аита Уразметова шел из-под Бугульмы по правую сторону реки Шешмы — почти по нынешней дороге Бугульма -Черемшан. Путь оказался исключительно тяжелым, потому что к этому времени в отряде было более 900 человек и 5 пушек, не говоря уже об обозе. Чем дальше на запад, тем больше осложнялась дорога. Начались сплошные лесные массивы и гиблые болота. Приходилось прокладывать дорогу так: рубить лес, ровнять овраги, сооружать мосты, прокладывать лежнёвки на болотах. По преданиям, около деревни Мукмин Каратай пришлось даже прорубить дорогу в горах. Однако, главное препятствие было впереди. Ведь для того, чтобы попасть в Подлесный Утямыш, надо было переправляться через Шешму. Переправился сводный отряд через Шешму между деревнями Старый Иштиряк и Старый Кувак. Для этого пришлось заложить илистое дно камнями. К этим работам, естественно, привлекались крестьяне соседних деревень, многие из которых вливались затем в ряды восставших. Словом, для того, чтобы попасть в Подлесный Утямыш и соединиться с отрядом Енгалычева, сводному отряду Уразметова пришлось потерять много времени. Более месяца стояли они станом в лесу реки Шешмы в районе бывшей деревни Трактор и жили в шалашах. Вот почему многие жители района долгие годы считали, что здесь находилась землянка Пугачёва.

Правительство двинуло против восставших огромную армию. Екатерина II отправляла в восточные районы всё новые и новые отряды карателей. В те дни против восставших крестьян действовали 8 генералов и около десятка полковников. Естественно, исход борьбы был ясен всем. Последний бой отряда Уразметова с правительственными войсками был в районе деревни Ялтау. Многие были убиты, а часть из крестьян попала в плен. В числе пленных оказались и Енгалычев и Уразметов.

Аит Уразметов, Юсуф Енгалычев, Попов и другие арестанты 2 февраля 1774 года были отосланы в Казанскую секретную комиссию. В Казанской тюрьме начинаются пытки и допросы. Аит Уразметов не выдержав пыток и умер в тюрьме 7 февраля. Енгалычев и Попов под усиленной охраной были отправлены к генералу Миллеру. Миллер побоялся отправить бунтовщиков до Бугульмы и повесил их Билярске, что говорит об огромной популярности крестьянских вожаков на своей родине.

И что самое интересное! После проведения казней и наказаний основных участников восстания Екатерина II с целью искоренения любых упоминаний тех событий, связанных с Пугачёвским движением и ставивших её правление в не лучшем свете в Европе, в первую очередь издала указы о переименовании всех мест, связанных с этими событиями.

Подготовил Айрат ГАЗИЗОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шесть + одиннадцать =