Экстремизм по-татарстански

Казань. Авиастроительный районный суд.  Небольшой зал суда.  На скамье подсудимых , огороженной железной клеткой , 4 молодых человека, еще 2 под подпиской о невыезде. Ребятам от 17 до 20 лет. Их обвиняют в экстремизме, разбоях и кражах.

«Милые, начитанные, серьёзные мальчики. На них повесили статью. Их избивали и требовали признательные показания», — на похвалу и положительные характеристики не скупятся родственники и друзья молодых людей. Мнение  обвинения: «Ребята подозреваются в создании экстремистского сообщества, преступной группировки, основанной на идеях национальной розни, фашизма».

Мне предстояло сделать объективный репортаж. Разрывали сомнения. Жалко родителей. Мама одного из подсудимых, учительница в школе-интернате, десять минут убеждала  меня, что её сын не может участвовать в такой группе: « Все из-за чрезмерной любознательности:  ему всё интересно, не рассчитал и попал под плохое влияние. А в следственном изоляторе у него выбили признание. Ему некуда было деваться»

Слёзы, горечь, агрессия. Все это выдержать достаточно сложно. Прокуратура твердит одно, родители — другое. Где истина? Не прислушаться к родителям невозможно, особенно зная подноготную наших силовых структур. Но фабула обвинительного заключения, весьма серьёзный аргумент.

Моё мнение о ребятах изменилось сразу, как только я переступила порог зала суда. Симпатичные парни, со странным блеском в глазах, кособокой усмешкой на лицах. Для них всё происходящее не серьёзно. Вероятно, для них  отсидеть за свои убеждения, как-то даже по-геройски. Коротко стриженые, татуированные парни не скупились на смелые жесты. Позировали и улыбались в тот момент, когда судья выносил им приговор. Все сомнения сразу отпали. Жалость испарилась, осталось только мерзкое ощущение, будто меня испачкали их масляные, странно блестящие взгляды… Вердикт суда был не шуткой. Ребята получили вполне реальные сроки:  от 9 месяцев условно до 5, 5 лет лишения свободы.

Потерпевших в зале суда не было.  Большинство из них «граждане южной национальности», и это не просто совпадение. По версии следствия, ребята устраивали  «Белые патрули». Они разделялись на небольшие группы и прочесывали Казань в  поисках приезжих из стран Средней Азии. Выбирали жертву, жестоко избивали, отбирали всё ценное, при этом  физические пытки они совмещали с моральным унижением. И все это потому, что считали себя высшей расой. И это не всё. Единомышленников искали  «ВКонтакте», для этого была у них группа. Там же и договаривались о собраниях, размещали литературу, обсуждали тонкости национализма. И название подобрали громкое «Фронт Казанских Патриотов».

«Патриоты» 21 века. Чушь полнейшая.  На арийцев они даже внешне не походили.  Кроме того, один из лидеров – мусульманин. Он скрывал своё имя. До того, как вступил в группу, посещал медресе. А мать его уверяет, что он даже читал намаз 5 раз в день, как положено.  Мне  всегда было интересно, на каких идеологических основах строится национализм.  Столько различных течений, которые часто противоречат друг другу.  От простого патриотизма до крайних форм сепаратизма. Однако, как такое возможно в Татарстане? В республике, где только и слышно: «толерантность», «терпимость», «уважение».

Глупо забывать, что от одних представителей национализма чуть не погибла в прошлом столетии Россия. А теперь наши молодчики взялись за эту идею  и развивают, видоизменяя, перестраивая на свой лад. И всё лишь для того, чтобы найти оправдание или поддержку для своей агрессии, жажды легкой  наживы  и мести. После приговора прокурор шепнул «по секрету», будто один из ребят  неуравновешен и страдает шизофренией. Да и все они на досудебном следствии вели себя не совсем адекватно. Верить или нет? Я поверила.

Ильмира ХАСАНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − 3 =