Девочка на дисках

Прилавки с компакт-дисками, как ни странно, до сих пор существуют. Несмотря на то, что практически все «качают» музыку из Интернета, продажа дисков пока процветает. И, наверное, это неудивительно. Ведь всегда найдутся люди старшего поколения, дети, а также бесконечные таксисты и т.д., которые по-прежнему будут приходить и покупать что-нибудь послушать. Поэтому этот бизнес не закрывается, ведь всегда можно выжить за счёт игр, старых фильмов и сборников шансона.

Мой последний день за подобным «музыкальным» прилавком был таким же, как и всегда. Я шла по пропахшему хлоркой крытому рынку между ещё пустых прилавков и прокручивала в голове список дел на сегодня: привести в порядок шкафчики, поудобнее расставить диски, всё вычистить – последний день как-никак. Улыбаясь продавщице из соседнего ларька, открыла дверь. И вот минут через пять по рынку из моих колонок уже начал разноситься голос Кристины Агилеры с её джазового альбома. Ну, здравствуй, новый рабочий день!

Утро шло медленно, вяло и неприбыльно. К обеду приехал «хозяин». Он, как всегда, был обаятелен, мил и приветлив. Сиял как солнце среди серых стен рынка. Пока он шёл ко мне по длинному ряду, продавщицы из других торговых точек, вытягивая голову, смотрели ему в след, а незамужние тяжело вздыхали – мой «хозяин» здесь считается завидным женихом. Пошутил, посчитал диски, быстро забрал деньги и, оставив мне немного «на зарплату», не медля исчез. Тут он появится нескоро.

Пока возилась с товаром, зашли два таксиста, которые взяли что-то из шансона, а один сделал «возврат». Вообще-то, это запрещено, но я не могу отказать. Лишь бы хозяин не узнал. Также приходил мужчина лет сорока. Как обычно, произнесла своё дежурное приветствие и широко улыбнулась. После вопроса «что Вам предложить?» в ответ услышала: «Девушка, а у вас есть что-нибудь такое тыц-тыц-тыц?».

Оторопев, медленно переспросила: «Клубное что-нибудь?». И в итоге продала какой-то диджейский сборник. Кристину Агилеру на моем центре, по просьбам соседок, сменили хиты 80-х. Выручка медленно набиралась. Заходили продавцы из соседних отделов, брали что-то посмотреть. Всё это делается в условной тайне, записывается в особую тетрадочку. Когда диски вернут, нужно проявить особое умение и всё красиво и аккуратно склеить. Иногда это смахивает на кружок «Умелые ручки», когда из нескольких рваных обложек нужно скроить одну. Всё делается быстро и под столом. Для этого нужна особая сноровка и опыт. За месяц и то, и другое у меня появилось.

Четыре часа вечера. Настало время нашего «английского чая». Девочки из соседних ларьков принесли всё самое вкусное. Мило обсуждая покупателей, кого-то хваля за щедрость, а кого-то ругая за скупость и излишнюю щепетильность, с видом аристократов  попивали свой дешевый чай.

Оставалось два часа до конца смены! Пришёл мужчина с внучкой за новой серией «Маши и медведя». Он внимательно рассмотрел диск и, заметив маленькую царапинку, выдвинул кучу претензий. Со словами: «Я такое не беру!» ушёл. Плачу. Следующий же покупатель с удовольствием взял этот диск.

В тот день было столпотворение в моём ларёчке, обычно пустом в будни. Оно и ясно: привезли 3 части этих «Сумерек». Целый день школьницы и взрослые женщины скупали эти фильмы. Да будут благословенны Белла, Эдвард и вся семья Калленов!

Шесть. Пришла моя сменщица со своими четырьмя детишками. Долго и нудно пересчитывали все диски. Наконец, отдав свой Синий Халат, уступила власть в ларьке ей. Пошла прощаться с соседками. Мы с ними здорово подружились. И они останутся в моей памяти светлым воспоминанием.

Семь. Вышла из здания рынка. Облегченно вздохнула, глядя на закат. Закрыла глаза и подставилась тёплому ветру. В кармане – заработанные полторы тысячи рублей. И я уже знала, куда их потратить.

Это маленький, но бизнес. Какие-никакие, но деньги. Хотя бы, в лучшем случае 3 тысячи в месяц. Но, тем не менее, имея более хорошую работу, разве Рамиля с 4 детьми стала бы работать в этом ларьке? Разве бы Лиля, вместо того, чтобы продолжать учиться, проводила бы дни и ночи, торгуя продуктами? Разве бы стала абика целые дни стоять за прилавком в канцелярском отделе, когда могла бы проводить это время с внуками?

В городе заводов нет, работы нет. Ничего нет. А ведь это мой родной город. И очень больно смотреть на эти старые дома, на закрытые предприятия, кричащие своими разбитыми стёклами, протягивающие свои поваленные столбы, моля о помощи. Страшно, грустно, больно. Но что я могу сделать? Что можете предложить вы?

Айгуль РАХИМОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =