Фальшивые выборы

Год назад 10 октября я участвовал в выборах в представительные органы местной власти. На них я присутствовал и как кандидат в депутаты сельского Совета, и как избиратель, и как наблюдатель (от себя), и как представитель СМИ. Следующий отчёт я написал на следующий день после выборов и выложил его в своём блоге в Живом Журнале, где он вызвал немалый резонанс. И до сих пор вызывает. Настало время познакомить с теми событиями и читателей «Лениногорского Журнала».

Всё началось с того, что, посмотрев для интереса бюллетень для голосования, я с удивлением и возмущением обнаружил, что являюсь временно безработным. Хотя я приносил справку с места работы в избирком. Но там, видимо, решили скрыть этот факт, так как не хотели моей победы. А ведь моя «безработность», несомненно, оказала негативное влияние на выбор избирателя. Короче, творят, что хотят, и этого следовало ожидать.

Далее. Я фотографировал на избирательном участке, так как я — СМИ! Сфотографировал печати и пломбы на урне, её местоположение, а также сам процесс голосования. Но избирательная комиссия, должно быть, испугалась и вручила мне какую-то телефонограмму, в которой говорится, что фото- и видеосъёмку вести нельзя. Кроме того я заметил несколько человек (хорошие знакомые членов избиркома), которые закидывали в урну по две, а то и больше бюллетеней.

Кроме меня на участке присутствовало ещё два наблюдателя. Поговорив с одним из них, было понятно, что человек идейный. Он сам мне много чего рассказал, как и что надо делать в случаях определённых нарушений и что надо обязательно проверить. Даже принёс бланки актов нарушений. Но не тут было…

С 7 до 20 часов они ничего сделать не смогли — мы строго наблюдали. Избирательную комиссию и тогдашнего председателя сельского Совета, против которого я и избирался, это заметно нервировало. В итоге он хотел меня чуть ли не силой увезти на ужин, чтоб дать сделать своим сообщникам задуманное. Но я настойчиво отказался, продолжая своё наблюдение. Члены избиркома активно что-то считали и писали.

В 20:00 избирательный участок закрыли, и тут началось! Члены быстро вывалили на столы бюллетени и начали пытаться подсунуть толстые пачки готовых «правильных» бюллетеней из-под стола. Нас — наблюдателей — к столу вообще не подпускали. Некоторые члены встали вокруг и начали закрывать нам обзор, чтоб их коллеги могли незаметно подсунуть. Я увидел и сказал об этом второму наблюдателю. Тот сказал третьему, на что она ответила, мол, пускай и вообще ушла домой. Мы ходили вокруг столов и не давали им возможности подложить. Толстые стопки готовых к подложке бюллетеней отчётливо виднелись под столом! У них глаза напуганные, бегают туда-сюда. Сами дрожать, потеют, но делают своё. И сделали… Тот наблюдатель сдался, отошёл и сел. К нему присел председатель сельсовета и о чём-то с ним побеседовал. Я же ещё походил, посмотрел, как идёт фальсификация и тоже отошёл и сел.

Что-то сделать лично мне не представлялось возможным. Съёмку вести запретили, к столам близко подходить тоже. Рядом стояли милиционеры, которые только и ждали момента и повода, чтобы «сцапать» нас. А что-то писать и жаловаться бессмысленно. Ведь придётся жаловаться таким же людям, как они. Это система! Винить членов избиркома? Они такие же жертвы системы. У них тоже семьи, дети. Они боятся потерять работу. Земной суд — это не высший суд. Высший суд будет потом!

Но зато я узнал, как это всё делается на самом деле. Так сказать, изнутри взглянул на так называемые выборы, волеизъявление народа. И теперь нет никакого желания идти голосовать. Но радует тот факт, что за меня тогда люди действительно голосовали, выбирали меня. И это главное.

Рамиль ГАБИТОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 4 =