Мы из рода Утыз-Имяни

Довольно необычный для Татарстана пейзаж встретил нас в Лениногорском районе по пути в село Куакбаш – дорога серпантином закрутилась меж возвышенностей. По сути, это уже Уральские горы, перед нами Бугульминско-Белебеевская возвышенность.

Пока любовались причудливо изрезанными вершинами, не заметили, как въехали в Куакбаш. Словно в большом котле, уютно расположилась здесь деревенька с ровными рядами припорошенных снегом домов, устремленным в небо минаретом старинной мечети, маячащим вдали лесным массивом. До сей поры сохранилось его старинное название – Боярский лес.

ГОРЯЧАЯ КРОВЬ И «ОТЧАЯННЫЕ» ГЕНЫ

История Куакбаша, как гласят официальные документы, начинается с двадцатых годов восемнадцатого века. Но местные краеведы утверждают, что прошлое их села гораздо древнее и связано оно с Иваном Грозным. Еще в XVI веке в глухие, сплошь покрытые лесами и густыми кустарниками края бежали те, кого не устраивал жестокий царский режим, кто не хотел менять свою религиозную принад­лежность. Позже к этим бунтарски настроенным людям примкнули скрывавшиеся от царского возмездия участники пугачевского восстания. Горячая кровь и «отчаянные» гены сыграли, очевидно, свою роль – в дореволюционные времена Куакбаш называли деревней конокрадов и разбойников.

– Неподалеку как раз проходил торговый путь, и некоторые местные жители действительно разбойничали, захватывая обозы, – рассказывает руководитель управления сельского хозяйства и продовольствия Лениногорского района Дамир Миннибаев. – В свое время Красной армии пришлось изрядно попотеть, чтобы установить в Куакбаше свою власть, потому что село считалось белогвардейским оплотом и не хотело сдаваться большевикам. А еще его жители были активными участ­никами известного в 20-е годы прошлого века вилочного восстания крестьян. Так что свободолюбия у них всегда было в избытке. Сегодня Куакбаш – крепкое и процветающее хозяйство. А народ здесь замечательный. И это объективная характеристика, я ведь приезжий, из Казани, так что мне со стороны виднее.

Дамир Миннибаев высоко отзывается об этом хозяйстве, работающем без инвесторов, самостоятельно, и тем не менее настолько успешном, что его ставят в пример другим. На базе ООО «Маркс» нередко проводятся сельскохозяйственные семинары, в которых участвуют не только специалисты района и республики, но и представители соседних регионов. Во владении хозяйства свыше пяти тысяч гектаров земли, из них около четырех тысяч занимает пашня. Но земля эта непростая, требующая постоянного ухода и заботы.

В далекие послереволюционные годы, когда по стране прокатилась волна коллективизации, в Куакбаше был организован колхоз. Не мудрствуя лукаво ему дали  имя Карла Маркса. Шли годы, сменялись десятилетия, а Маркс в татарстанской глубинке по сей день здравствует. Сегодня хозяйство возглавляет молодой талантливый руководитель Ильяс Ганиев.

– Я родом из Куакбаша, в свое время окончил Мензелинский совхоз-техникум, потом Казанский сельхозинститут (академию), – рассказывает Ильяс Минахтамович. – Получил специальность агронома. Про меня можно сказать, что я – человек от земли и судьбу свою связал с ней. Возглавляю хозяйство с 2000 года. Мои земляки – очень работящие люди. И прямодушные, если что не понравилось – тебе в глаза скажут. Я к ним всегда прислушиваюсь.

ЗЕМЛЯ ЗАБОТУ ЛЮБИТ

– Вы видели, какие у нас поля? – продолжает свой рассказ Ильяс Ганиев. – Горы кругом. Да и нефтяники в свое время землю изрядно подпортили. Так что без удобрений тут ничего не вырастет. Только благодаря их умелому применению получаем хорошие урожаи.

"От главного правила успешного животноводства – скотина должна быть сытой – никогда не отступаем".

Проблемы? Да их на селе всегда хватает. Особенно сельчан волнуют закупочные цены на молоко. Они считают, что их нужно повысить.

– В среднем сейчас цена за литр – 13 рублей 80 копеек, – рассуждает Ильяс Ганиев. – В принципе, это хорошая цена, но она будет падать. Поэтому для полного счастья, как говорят, хотелось бы иметь 18 рублей. Это помогло бы нам существовать без субсидий.

Хорошие отношения сложились с директором Лениногорского молзавода Робертом Фаткуллиным. Никаких нареканий к нему нет, работает с пониманием, кредитует нас в случае необходимости. И мы тоже никогда не подводим, когда переработчикам молока трудно.

В нескольких километрах от Куакбаша расположены знаменитое Ромашкинское месторождение нефти и знаковая скважина номер три, ставшая родоначальницей татарского «черного золота». Но жители села утверждают, что первые его тонны были добыты на их земле.

Сегодня в Куакбаше также работают нефтяники из НГДУ «Лениногорскнефть», среди них более 80 сельчан. Ильяс Минахтамович признается, что это лучшие кадры – ведь у нефтяников и зар­плата выше, и социальных льгот больше. Однако и в ООО трудятся не менее надежные и замечательные люди, многие целыми династиями. И заработки у них неплохие – все зависит от таланта и старания. Взять, к примеру, Сахаповых: Ахат, Асхат, Фаит, Альфия, Альбина – всех и не перечислишь. Асхат – один из лучших трактористов-комбайнеров в хозяйстве, про таких говорят: работает как вол. За минувшее лето он сумел заработать, в том числе помогая в уборке урожая соседям из Оренбургской области, около пятисот тысяч рублей. Его жена Альфия – одна из лучших телятниц в хозяйстве.

ВСЕ РАССКАЖЕТ И ПОКАЖЕТ МАМДУДА-ХАНУМ

Глава Куакбашского сельского поселения Минниахат Шарапов, как и Ильяс Ганиев, родом из этих мест. Свою землю и сельчан знает, как говорится, «от» и «до». Часами готов рассказывать про них, описывать местную природу. Минниахат Минвалеевич еще помнит те времена, когда местная речка Кувак (приток Шешмы) была полноводной и рыбной. Мальчишки частенько просиживали на берегу с удочкой и никогда не возвращались домой без улова.

Издавна здешние места облюбовали сурки – милые беззащитные животные, очень любимые местным населением. Нередко по утрам или вечерам зверьки выстраиваются возле своих норок, складывают лапки, словно намаз читают. Когда-то сурки были занесены в Красную книгу РТ, но несколько лет назад их оттуда вывели, посчитав, что животных развелось достаточно. Если бы у Куакбаша был свой герб, на нем обязательно бы значился сурок.

Никто так хорошо не знает историю родного края, как Мамдуда Суфияновна Валиуллина.

Никто так хорошо не знает историю родного края, как Мамдуда Суфияновна Валиуллина. О своем имени она с гордостью говорит, что так звали мать Габдуллы Тукая. Она уже давно на пенсии, а когда-то преподавала в родном селе русский язык и литературу. Почитай, все взрослое население села училось у Мамдуды-ханум. Да и сейчас чуть что – за советом к ней идут, особенно по вопросам старины. По ее мнению, название села происходит от кустарников и дремучих лесов, которых некогда в округе было очень много. «Баш» – это начало. Так и родилось название Куакбаш.

Более всего любит Мамдуда-ханум копаться в родословной своего села – ради этого часами готова просиживать в архивах, перечитывать старые книги и документы, составлять генеалогические древа. С гордостью пожилая женщина сообщила нам о том, что в Куакбаше в свое время проживал известный татарский поэт и мыслитель, один из руководителей движения абызов (абыз – просвещение. – Авт.) Габдерахим Утыз-Имяни. Он родился в 1754 году в деревне Старо-Кадеево (Утыз Имян) ныне Черемшанского района, умер в 1834 году, похоронен в деревне Тимяшево (Ромашкино) Лениногорского района.

Образование Утыз-Имяни получил в одном из лучших по тем временам медресе Каргалинской слободы под Оренбургом. Затем он совершенствовал знания в Бухаре, Герате, Кабуле, Балхе. Утыз-Имяни – автор свыше ста произведений на татарском и арабском языках, им написаны трактаты по философии, мусульманскому богословию, филологии, комментарии к книгам, а также десять поэм, самые известные из которых – «Подарок обездоленным и притчи о терпении», «Дары эпохи», «Добрые наставления для очищения мыслей», «Важнейшие проблемы эпохи». В них наряду с религиозными рассматриваются и морально-этические проблемы. Вообще считается, что творчество Утыз-Имяни – яркое свидетельство поворота татарской литературы от религиозно-дидактических к социальным проблемам, демократизации языка  и стиля произведений. Большая часть трудов Утыз-Имяни сохранилась в рукописях, находится в отделе редких книг и рукописей библиотеки Казанского университета.

Утыз-Имяни похоронен в деревне Тимяшево (Ромашкино) Лениногорского района.

– Мы гордимся, что именно Утыз-Имяни организовал в нашем селе первое медресе, – рассказывает Мамдуда Суфияновна. – Это случилось в 1822 году, и сам же он здесь преподавал. Здание медресе не сохранилось, о нем сегодня напоминает лишь возвышенность, где оно располагалось. Свою дочь Бибиджамал Утыз-Имяни выдал замуж за одного из шакирдов, у нас сохранилась могила этого человека. Полагаю, что род Мряса – один из самых больших и именитых в Куакбаше, имеет прямое отношение к Утыз-Имяни. Мы гордимся, что причастны к этому великому человеку. В школьном музее самое почетное место занимают документы об Утыз-Имяни. И я всегда рассказываю ребятам об этом великом человеке, чтобы помнили, учились у него. Он ведь был не только учителем и религиозным философом, но и немножко революционером, бунтарем, выступал против всевозможных религиозных притеснений того времени. Например, был противником самого последнего ночного намаза. Потому что считал: в наших краях летом и ночью бывает светло, совершенной темноты не наступает. Против этого мнения выступили знаменитые религиозные ученые Курсави и Марджани.

Сохранилась легенда о том, что недоброжелателями и завистниками на мудрого Утыз-Имяни в Куакбаше был написан донос. Якобы когда он здесь обучал шакирдов военному искусству, то показывал им, как протыкать штыками соломенные чучела царских солдат. Из-за этого Утыз-Имяни был вынужден бежать…

Габдерахим Утыз-Имяни – автор известного трактата «Порицание чайной церемонии».

Он был сторонником суфизма и строгого соблюдения предписаний Корана и сунны, а потому выступил с критикой обычной чайной церемонии, то есть был против возведения дозволенных деяний в ранг обязательных. Свою позицию Утыз-Имяни подкрепил двадцатью семью негативными последствиями, которые якобы влечет за собой чрезмерное употребление чая. По мнению Утыз-Имяни, увлекаясь чайными церемониями, мусульманин избирает потребительский стиль жизни. В то время как следует думать о более высоких ценностях.

Утыз-Имяни в своих трудах призывает брать от этого мира только то, в чем человек нуждается, но при этом он делает послабление для простолюдинов. Этих людей он сравнивает с детьми, которым трудно удержаться от баловства. Он выступал с осуждением накопительства, говорил о его пагубности и бесполезности. Любимым изречением богослова было выражение, что жизнь – это мост. И на нем не надо жить, его надо только перейти.

Вот такой человек освятил своим проживанием Куакбаш.

Поражает: столько лет прошло,  а здесь его помнят и свято чтят, как чтят и многие другие добрые традиции, заложенные предками.

Людмила КАРТАШОВА, «РТ»

Источник текста: «Республика Татарстан»

Видео-версия: http://www.youtube.com/watch?v=Mk4IYInYBF8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре − 3 =