Лениногорский писатель Владимир Паркаев

Лениногорская земля богата различными талантами, в том числе и писательскими. Одним из них является Владимир Миронович Паркаев, член Союза российских писателей, автор ряда рассказов и книг о приключениях Вовки Панина и его друзей.

Владимир Миронович родился в 1946 году в небольшой деревушке Маклауш под станцией Клявлино, что в Самарской области. В начале 50-х большая семья Паркаевых переехала в Новую Письмянку, которая скоро стала городом Лениногорском. В то время вокруг полным ходом шло освоение знаменитого Ромашкинского месторождения нефти и глава семьи — Мирон Павлович стал работать на тракторном кране в одном из подразделений тогдашнего треста «Татбурнефть», где и проработал более 40 лет.

В 1963 году Владимир Паркаев поступает в мореходное училище (г. Ростов-на-Дону), после окончания которого в 1967-ом работает на судах управления океанического рыболовства в Петропавловске-Камчатском. На больших траулерах рейсами по шесть и более месяцев судомеханик Паркаев среди приключений на рыбной ловле в северных и центральных широтах Тихого океана. А с 1975 года живёт и работает в городе Лениногорске. В 2001 году в Казанском издательстве «Рухият» вышла первая его книга — «Родом из бараков».

Вот как сам Владимир Миронович отвечает на вопрос о том, что заставило его взяться за перо и бумагу. Довольно поучительное сравнение нынешней молодёжи с молодёжью прошлых лет, когда В. Паркаев сам был молод.

«Взяться за перо и бумагу меня заставил, наверное, тот контраст, который чётко просматривается между сегодняшними подростками и молодыми ребятам и их ровесниками, что когда-то бегали на этих же улицах и на больших, зелёных полянах, где теперь асфальтом расчерчены кирпичные и бетонные кварталы.

Конечно, для теперешних 10 — 15-летних дистанция в тридцать, а то и в сорок лет — это целая вечность, ведь сюда можно уместить почти два поколения… Да, времена были другие. Мы тогда ничего не знали о магнитофонах, роке, телевизоре. В редкой семье по праздникам крутили патефон с пластинками Руслановой и Утёсова.

На танцы ребята чаще всего ходили уже после армии, до службы редко кто мог похвастать дружбой с девчонкой, а уж целоваться и вовсе…. Да и не было тогда это принято — всему своё время. А сегодня в ясельках детишки изучают друг у дружки самую интимную анатомию — какое уж там уважение, а тем более преклонение перед женщиной в будущем?..

Проблема отцов и детей…. На эту проблему с лёгкой (или тяжёлой?) руки классика валят теперь все огрехи в процессе становления человека.

«Дети и должны быть другими, чем мы…Они должны быть лучше нас…»

Кто же против? Пусть дети будут лучше нас, а их дети будут ещё лучше…

Да не было у нас проблемы отцов и детей!.. По крайней мере, в наших бараках. Если сказали отец или мать «надо», то у детей никогда не стоял вопрос: «Зачем?..» Иначе просто и незатейливо получишь звонкую оплеуху…

…«Чем же они занимались?» — хмыкнет какой-нибудь «супер», пуская жвачные пузыри, оглушая себя, заодно и окружающих, многоваттным плейером, и собираясь вечером на дискотеку. А перед дискотекой надо обязательно поймать кайф, собравшись в протухшем подвале с такими же суперами из соседних подъездов. В Лениногорске уже есть на учёте наркоманы и токсикоманы (что там ещё?..) моложе десяти лет!..

А поймав кайф, надо же дальше веселиться. Что значит веселье по-современному?.. Это значит перевернуть пяток-другой урн и скамеек в ближнем скверике, разбить фонари, которые светят не по делу, наконец, набить морду одинокому прохожему, а потом, захлёбываясь, рассказывать восторженным подружкам — кто сколько раз и куда успел пнуть обнаглевшего хмыря, не давшего закурить…. Да мало ли что можно придумать в угоду единственной прямой, разделяющей мозговые полушария.

И все-таки мне жаль сегодняшних пацанов. Всё их детство (а есть ли оно у них?..) проходит во дворах рядом с мусорными баками, в протухших подвалах, в обшарпанных и заплёванных подъездах…. В общем, «асфальтовые» дети. Может они и не совсем сами виноваты в этом, ведь вокруг Лениногорска всё меньше девственных полян, нет и оврагов с чистыми ручьями и родниками на дне, где можно было вершить свои мальчишеские дела.

Кругом всё выровнено, засеяно, заасфальтировано. Да и так трудно оторваться от телика и видика, чтобы пешим порядком дойти до пока ещё сохранившихся ближних и дальних лесов, а уж о рыбалке!.. Спросите у 10-12 — летнего: есть ли у него хоть что-то из рыболовных снастей?..

Нынешнее подрастающее поколение (ничего другого не могу подобрать для определения современных суперов) книг, а тем более газет и журналов не читает. Уверен, именно поэтому совсем недавно на одном из Российских совещаний, посвященных предстоящему учебному году, прозвучало: «…Теперешние хорошисты по уровню знаний далеко отстают от, так называемых, педагогически запущенных детей времён застоя…»

Любой автор сочиняет и пишет свои произведения для людей, которые, как он надеется, будут его читать. А мне очень трудно себя убедить в том, что те, кому адресованы мои рассказы, когда-нибудь их прочитают. Но в них-то я как раз и пишу о том, чем же мы занимались, не имея магнитофонов, теликов, видиков и прочих дискотек.

Крепкие дубки и стройные берёзки с птичьими перепевками были нам вместо теликов и видиков. Чистые и звонкие родники и речки вместо магнитофонов и плэйеров. Грозный укрепрайон и снежные крепости вместо дискотек.

Герои этих рассказов давно сами стали отцами, а некоторые даже молодыми дедушками, но когда разговор заходит о детстве, то они безоговорочно утверждают, что детство наше было во сто крат интереснее, чем у теперешнего, вконец «раскованного» молодого поколения…

В то время школьная детвора распевала на утренниках и пионерских сборах:

«За детство счастливое наше

Спасибо, родная страна…»

Наверное, и правда где-то можно было сказать стране спасибо, например, в Артеке или на новогодней кремлёвской ёлке, но мы своё, по-настоящему счастливое, детство строили сами…

Правда, все наши почти настоящие войны, казаки-разбойники, рыбалки и просто походы по родным краям, были возможны только после того, как напилены и нарублены дрова, принесена вода для кухонных забот матери, закончена работа с отцом в небольшой сараюшке…

Нет, я не зову назад в бараки, назад к пружинным патефонам, наконец, назад к удобствам в дальнем углу двора… Но, к моему глубокому сожалению, приходится сознавать и мириться с тем, что люди от поколения к поколению с ужасающей прогрессией всё чаще и чаще замыкают свои интересы на грудах барахла, уходя всё дальше и дальше не только от своей природы, но и порывая всякие изначально добрые связи между собой, заменяя их стяжательством, хамством, а порой и бессмысленной злобой».

Заинтересовавшиеся творчеством Владимира Мироновича могут найти его книги в библиотеках города. Если же у вас, наших читателей, есть желание ознакомиться с его произведениями на страницах «Лениногорского Журнала», то редакция может выложить несколько не очень больших рассказов автора. Согласитесь, было бы интересно и здорово вот так вместе читать  в «ЛЖ» произведения лениногорского писателя, а затем дружно обсуждать его в комментариях. Ведь нынче всё меньше людей посещает библиотеки и читает книги, а так, глядишь, станем просвещаться в интернете, в частности, в «ЛЖ». Своё соответствующее желание просим высказывать в комментариях к этому материалу. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 3 =