И. Бадретдинова: «Я бы хотела выступить с Земфирой»

В четверг, 17 октября, во Дворце культуры в 19 часов состоится концерт популярной татарской исполнительницы, уроженки села Старое Шугурово Лениногорского района, Ильсии Бадретдиновой. В этой связи «Лениногорский Журнал» публикует интервью (частично), которое на днях Ильсия и её муж и продюсер Илфак Шигапов дали изданию «БИЗНЕС Online».

1

— Вас часто называют бунтаркой. Вы согласны с таким определением? Кем вы считаете себя на самом деле?

Ильсия: Знаете, есть такой стереотип, что татарская женщина должна быть очень скромной, не высовываться. Меня, наверное, называют бунтаркой, потому что я говорю, что думаю. Я всегда была такой, с детства.

— Некоторые коллеги по певческому цеху обвиняли вас в разрушении национальных традиций, чуть ли не в святотатстве. Телеканалы и радиостанции отказывались транслировать ваши песни, из-за этого вокруг вас сложился некий образ «запрещенной певицы». Как вы к этому относитесь? Помогает такой образ в вашей карьере?

Ильсия: Сейчас я уже не могу сказать, что мне кто-то что-то запрещает, но в начале, да, были запреты. Просто так сложилось, что до сих пор меня так называют. Мне это никак не мешает.

— А у вас не было желания стать обычной поп-певицей, работать по той же схеме, что и большинство представителей татарской эстрады? 

Ильсия: Я вам больше скажу, я никогда и не думала, что стану артисткой. Я пела с 6 лет, но думала, что это как-то пройдет и вряд ли превратится в профессию. Певицей я стала совершенно случайно. Я пела обычные, «нормальные» песни до знакомства с Илфаком, но мне все время говорили, что я рычу. Потом меня услышал Илфак и предложил написать песню, чтобы нужно было рычать. Так оно и пошло. Кстати, его первую песню я вообще не поняла и подумала: что это такое, о чем это?

http://youtu.be/hi-8KheUOEY

— Можно ли назвать ваше творчество коммерчески успешным?

Илфак: Сейчас уже да. Хотя поначалу было очень тяжело. Первые пять лет все, что я зарабатывал, тратила Ильсия для концертов. В то время мы жили в Лениногорске, и мне приходилось работать одновременно в нескольких районных изданиях. Потом я работал в Нижнекамске, в республиканской газете, еще писал в журналы. Гонорарный фонд набирался достаточно приличный. Помимо этого занимался организацией концертов. И все заработанные мной деньги уходили на концерты Ильсии. Если я покрывал расходы на дорогу, оплату группе, гостиницу, кормежку, то, считаю, мы съездили удачно.

Не могу сказать, что сейчас проект «Ильсия Батретдинова» приносит какие-то большие деньги, но он нас кормит. Мы живем на это. В принципе, у нас все есть. Цветы дарят, приносят банки с соленьями, вареньями, грибы, кур, гусей…

— Гусей?!

Ильсия: Да-да, гусей. Еще приносят мясо. Я как-то проговорилась, что я цветы не ем, не надо мне их носить. Не потому, что мне неприятно, нет. Просто бывают 15 суток подряд концерты, а люди ежедневно приходят с охапками дорогих роз. И я прошу их этого не делать, потому жалко тех денег, которые тратят мои слушатели. Ведь цветы мне приходится передаривать – я не могу их возить с собой, завянут. Теперь вот они благодарят нас продуктами. И я счастлива и очень благодарна им.

— Что для вас главное — тексты песен или музыка?

Илфак: Тексты!

— Ильсия, давайте поговорим конкретно о вас. Где вы родились? Сколько вам лет?

Ильсия: Я родилась в Лениногорском районе, в деревне Старый Шугур. Мне 32 года. Я не скрываю свой возраст, потому что именно сейчас я им очень довольна. Сейчас мне очень комфортно в своем теле, в своем уме, в своем мире.

2

— Где вы учились?

Ильсия: Сначала было музыкальное училище, затем училась в технологическом университете на факультете легкой промышленности, хотела стать модельером одежды и обуви. Но по семейным обстоятельствам я прервала обучение, хотя оставалось совсем чуть-чуть. В этом году я закончила университет культуры. Попозже по мере возможности планирую завершить обучение в технологическом университете.

— А сейчас вам это зачем?

Ильсия: Для себя. Я ведь все свои костюмы делаю сама. Более того, некоторые татарские исполнители обращаются ко мне, и я им помогаю.

— Есть ли такой исполнитель или музыкант, с которым бы вы хотели спеть вместе?

Ильсия: Я бы очень хотела выступить с Земфирой.

— Как бы вы объяснили человеку, который никогда не слышал Ильсию Батретдинову, о чем ваши песни?

Ильсия: Знаете, если человек адекватный, сообразительный, то он сам все поймет. Объяснять что-то бесполезно. Иногда люди приходят на концерты и говорят: «Это не мое», – и это нормально.

— А кто ваш слушатель?

Ильсия: Обычный народ. Хотя в большей степени на мои концерты предпочитают ходить мужчины где-то от 30 до 50 лет. Иногда кассиры концертных залов мне говорят, что на мои концерты приходит та публика, которая не ходит обычно. Есть люди, которые идут только на наши концерты, есть те, кто 10 лет ходят на мои концерты и каждый раз меня ругают: «Что же вы? Ну как же так? Пойте нормальные песни!» И так каждый год.

— Какую музыку вы слушаете сами?

Ильсия: Очень люблю группу «Машина времени», люблю Юрия Шевчука, обожаю казанскую группу «Медвежий угол». А из татарских исполнителей никого не могу назвать, увы. Хотя могу долго слушать татарские национальные мелодии.

http://youtu.be/g4P35rzdmF0

— Илфак, предлагая свои песни Ильсие, вы были уверены в том, что она захочет их исполнять?

Илфак: То, что она бунтарка, сразу было видно. Хотя, может, это слово и не совсем подходит. Есть люди внутренне свободные, есть люди, которые живут в мире своих условностей, которое создало общество. Так вот Ильсия – она свободная. Она может прямо на концерте снять туфли, выкинуть их куда-то…

Ильсия: Ну неудобно мне потому что (смеется).

— Как вы думаете, сейчас у нас в стране можно стать знаменитым, будучи талантливым человеком, но при этом не имея ни денег, ни связей?

Ильсия: Думаю, что да. Это возможно. Нам же никто не помогал. У нас никогда не было ни одного спонсора, ни одного доброго дяди из министерства, который сказал бы: вот вам деньги, выступайте. Несмотря на это, мы существуем уже 11 лет.

Илфак: Я считаю также. Главное – творчество, главное – идеи. Если они есть, все получится.

— Как вы пишете свои песни?

Илфак: 95 процентов песен пишутся не из-за того, что надо сесть и написать композицию на какую-то тему. Когда читаешь прессу, общаешься с людьми или сидишь в интернете, когда уже накипает на душе, начинаешь творить. Конечно, можно высказаться в социальных сетях, но это совсем не то. И вот я беру гитару, не сплю допоздна и пишу песню. Если Ильсия спит, то я бужу ее, и мы дописываем вместе. Вот так они и рождаются. Чистой воды вдохновение.

У меня нет каких-то ограничений по жанру. Когда я пишу песню, я знаю, как Ильсия ее споет.

3

 Какие у вас планы на ближайшее будущее?

Илфак: Мы подготовили новую программу, с которой уже начали гастролировать. 30 октября у нас был концерт в Казани. Впереди у нас выступления в Челнах, Нижнекамске и в районах республики. В ноябре нас ждут выступления в Башкортостане. В декабре оставшиеся районы Татарстана. С 10 января начинаем гастроли в Пермском крае, Свердловской области, Оренбургской, еще раз вернемся в Башкортостан, несколько точек в Челябинске. Кроме севера мы, пожалуй, везде побывали, где живут татары. Все это уже наработанные за долгие году маршруты гастролей. Нас там ждут.

 А в Москву не приглашают?

Илфак: В Москву тоже приглашают, но на сборные концерты. Поэтому когда начинаешь составлять расписание концертов, оказывается, свободных дней и не остается.

 Сколько концертов вы даете?

Илфак: В год мы даем 150 концертов. В месяц порой бывает по 28 концертов!

Ильсия: В декабре прошлого года дома я ночевала всего двое суток.

 Не устаете?

Ильсия: А куда деваться?…

 У вас десятилетний сын. С кем он остается, когда вы гастролируете?

Илфак: Когда концертный график очень плотный, я остаюсь с ним дома. Мы с ним жарим колбасу, варим пельмени. Сын постоянно спрашивает: «Ну когда же она приедет? У всех мамы как мамы, а у меня артистка».

Ильсия: Он уже говорит, что его будущая жена и их дети никогда не будут выступать на сцене. Доходит до того, когда школьный учитель музыки просит его выучить стихотворение, он отвечает, что это слова из песни и учить и их не будет. «Я официально отказываюсь от вашего предмета», – заявил он. В тоже время он не по годам умный мальчик. Он уже начал интересоваться политикой. Задает нам такие вопросы, например, по каким критериям президента выбирают? Какое у него образование? А кто такой глава администрации, председатель Госсовета, чем они занимаются?

4

— Как вы отдыхаете? Есть ли вообще отпуск?

Илфак: Отпуск, конечно, у нас есть, обычно в конце мая, когда учеба сына подходит к концу, но еще не закончилась. Мы стараемся хотя бы раз в год обязательно куда-нибудь вывезти сына, чтобы пусть и всего 7 дней, но побыть с ним. Как и все, мы обычно ездим в Турцию. В этом году побывали в Греции. Нам очень понравилось.

— Получается у вас самая обычная семья, нет ничего звездного?

Ильсия: Ой, нет. Совсем нет.

Илфак: Да это и не секрет, у нас нет совершенно никаких звездных замашек. Ильсия, например, за одеждой ходит на Вьетнамский рынок.

Ильсия: Да, хожу. Меня узнают, обнимают. И езжу я на автобусе, а что в этом такого?

Илфак: Наверное, я просто приземленный человек. Я посчитал, что с тех пор, как мы начали жить в Казани, нам такси обходится дешевле. Так и спокойнее.

Ильсия: У нас теперь еще и метро близко. У сына школа рядышком. Так что все хорошо. А для гастролей у нас есть нанятый микроавтобус. Это удобно.

Комментарии на “И. Бадретдинова: «Я бы хотела выступить с Земфирой»

  1. Ромашка Reply

    Мне очень нравится песни, Ильсияр, никого и ничего не боится, всю правду поет, так держать! Мина 60 яшь рэхэтлэнеп тынлыйм жырларны. Зур рэхмэт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 8 =